Волонтер ЧМ из Оренбурга рассказала о футболе, болельщиках и чтении мыслей

Ирина Ухолова, только отложив учебники и конспекты после сессии, отправилась волонтёром в Самару на Чемпионат мира по футболу. Студентка из Оренбурга целый месяц жила мундиалем и вопросами: «Как пройти на стадион? А где мой ноутбук?» На днях она вернулась домой и в преддверии финальных матчей рассказала, насколько коварны иностранные журналисты и как за месяц развить «экстрасенсорные» способности.

Всё начинается с любви

Как и другие студенты, Ирина Ухолова учится в университете, выполняет задания, посещает дополнительные курсы и курирует волонтёрский сектор своего факультета. Она, вдохновляя других на благие дела, уже седьмой год участвует в добровольческих инициативах. За это время девушка трудилась на Чемпионате Европы по дзюдо, который проходил в Казани, помогала в организации военно-морского парада в Севастополе, вошла в движение «Волонтёры Победы», посещала форумы, например, «Балтийский Артек». А в марте этого года узнала, что стала частью Чемпионата мира по футболу в России.

— Я люблю не футбол, а спорт вообще. Поэтому мне, как волонтёру, был интересен Чемпионат мира в России, — призналась Ирина RIA56. – На одном из собеседований нас спрашивали о футболе, о том, общались ли мы с известными людьми ранее. FIFA были нужны адекватные люди, которые понимали, почему добровольцам нельзя фотографироваться со спортсменами. Многие, не прошедшие этот этап, возмущались.

Но спокойствие и только спокойствие – не единственное требование к волонтёрам. Добровольческая кампания стартовала в 2016 году – тогда и зарегистрировалась Ирина – и всё это время FIFA отбирали кандидатов. Тесты на стрессоустойчивость и логику, проверка знания иностранных языков, очные собеседования. Когда вы вдохновляли кого-либо на добрые поступки? Как вы относитесь к рутинной работе?

— Я даже не задумывалась, что это было так давно! Обычно на волонтёров отбирают за месяц-два до события. Это – колоссальный труд организации. За два года я прошла несколько онлайн-тренингов, тестов и собеседований. Было важно называть конкретные примеры. Скажу честно: я волновалась, но к интервью готовилась, — вспоминала волонтёр. – Потом мы сами выбирали город. Я предпочла Самару, потому что наши волонтёрские центры не первый год сотрудничают, да и ехать недалеко. Никто не знал, оплатят ли нам проживание…

И проживание, и питание оргкомитет оплатил. И уже 10 июня Ирина Ухолова изучала объекты в Самаре. Ей выпала ответственная и интересная функция – работать со СМИ. Что было вполне логично, ведь девушка хорошо знает английский язык, смотрит спортивные передачи и учится на факультете филологии и журналистики. Кстати, у волонтёров была карточка, позволяющая бесплатно передвигаться на общественном транспорте. Каждому раздали небольшой справочник со всей актуальной информацией. Девушка, попадая в другой город ЧМ, с лёгкостью поможет заплутавшему болельщику.

Сказание о потерянных ноутбуках

Такие, как Ирина, добровольцы проводили основное время не в волонтёрском корпусе, а медиацентре. Координировали журналистов, отвечали на их вопросы, но ничего не комментировали. Запрещено!

— Больше, конечно, работали с иностранными корреспондентами. Всё для них было необычным. Помогали с навигацией: где находятся трибуны, шаттлы, как добраться до них. У нас была специальная информационная доска, и по ней мы подсказывали, во сколько начинается матч или пресс-конференция. Раздавали ключи, билеты, — продолжала Ирина Ухолова. – И бытовые вопросы! Журналисты постоянно что-то теряли: телефоны, очки, камеры, ноутбуки. Мы это находили, передавали в камеры хранения, отдавали.

По словам волонтёра, медиаработники всегда приходили с огромными сумками. И нередко про них забывали. На памяти Ирины было и такое, когда центр уже закрывался, а журналист не отвечал на звонки.

— Иногда ко мне приходили журналисты и жаловались, что забыли на месте ноутбук, а из-за тренировки их не пускали. Я их жалела, а потом другие волонтёры рассказали, что корреспонденты хитры. Они «забывали» вещи, чтобы подсмотреть за тренировкой. Это нечестно. А вообще самая наша ответственная функция – это работа на поле и пресс-конференциях.

Непосредственно перед матчем добровольцы координировали работу фотографов. Волонтёры создавали ограждения из канатов, чтобы никто не смог подойти ближе к спортсменам. Было трудно, по воспоминаниям студентки, сдержать СМИ на матчах «Бразилия-Мексика» и «Россия-Уругвай». Команды контролировали работу проезжающих камер, а ведь съёмки проходили в прямом эфире.

— Также мы проверяли карточки журналистов, аккредитованных на пресс-конференции. Работали с микрофонами! Это самое сложное – морально и психологически настроиться к быстрому темпу. Так как всё снимает камера, нас не должно быть видно. И мы передвигались от журналиста к журналисту на корточках, перебежками. Да и не всем можно было давать микрофон. Только тем, на кого укажут руководители FIFA.

Волонтёры и чтение мыслей

— Невозможно не контактировать с болельщиками: они полностью захватили Самару. На стадионе я работала с журналистами, за – с болельщиками. А если на мне форма, значит, я при исполнении. Люди всегда подходили к волонтёрам. Или я сама помогала, если видела, что кто-то озирается, не может найти нужную дорогу, — объясняла Ирина. – Один раз журналист засуетился, но я мгновенно поняла, что он не может найти путь и просто показала его. Невербально. Он удивился и спросил: «Вы что, читаете мои мысли?» Да, волонтёры умеют читать мысли! Это приходит с опытом.

Волонтёры не только объяснили дорогу, но и сопровождали некоторых болельщиков, если им было по пути. И в дороге разговаривали обо всём. Но больше – о футболе.

— Как-то так встретилась с семьёй из Колумбии. Вместе шли и ехали, обсуждали спорт, волонтёрство и даже моё имя. Они меня называли ИринА. Сказали, что имя популярно в их стране и среди их знакомых. Было очень интересно! Спрашивали, как живётся в Самаре, видела ли я вблизи спортсменов. А в конце подарили мороженое. Другие попутчики вручили браслет. Вообще болельщики очень дружелюбны, легко идут на контакт. И это так интересно, когда стоишь на перекрестке, а рядом человек в сомбреро… Самара действительно жила футболом.

Ирина Ухолова поделилась наблюдением: поведение болельщиков зависело не от страны, а от воспитания. Хотя и был случай, когда люди на стадионе бросали стаканы и прочий мусор, когда их команда проигрывала. А другим же было несложно поднять фантик или картонку.

— Один из самых необычных случаев… Болельщики спрашивали об алкогольных напитках. У англичан была кричалка, мол, «мы выпьем всю вашу водку», — смеялась волонтёр. – Но вообще, повторюсь, было интересно. Понимала, как тяжело иностранцам. Я ведь тоже была в незнакомом городе. Но меня хвалили, что я очень хорошо разговариваю на английском языке.

Россия, Уругвай, канат

Ирина вспоминала самый сложный волонтёрский день, о котором, пожалуй, через много лет будет рассказывать внукам. Это – игра России и Уругвая. Тогда на стадионе она провела более 12 часов.

— У нас есть специальное приложение, в котором отмечены все наши смены. Оно даже сейчас работает, — показала Ирина. – Уже в 11.40 мы были на стадионе, пройдя все проверки. На входе сканировали нашу аккредитацию, проверяли рюкзаки. Безопасность на высшем уровне. Нельзя было брать с собой даже воду. Потом я получила талоны на питание… Именно в этот день у меня были две самые сложные функции – поле с канатом и пресс-конференция.

Хотя волонтёры проходят обучение, без репетиций не обойтись. Вот и в этот день добровольцы «отрабатывали канат». Выбирали свои зоны – Ирина интуитивно выбрала сторону сборной России – вышагивали, останавливались, скручивали и раскручивали канат.

— За час до матча мы смотрели, как спортсмены тренируются. Время пролетело незаметно. Мы выходим. Это со мной? Слушаем гимн. Я думала, что буду его петь, но фотографы налетели на Станислава Черчесова, камеры поехали. Нужно было контролировать всё, — вспоминает девушка. – Несмотря на поражение, всё прошло спокойно: все знали, что сборная вышла в плей-офф. Поэтому я была уверена, что с пресс-конференцией проблем не будет.

Парадоксально, но матч волонтёры смотрели на телефоне, после чего подготавливали зал. Расставили стулья, внимательно проверили микрофоны. Они, кстати, напрямую связаны с Москвой – именно в этом городе работает переводчик. И подготовились к максимальному невербальному контакту. Представитель FIFA указывает на журналиста. Секунда. Волонтёр показывает, мол, этот? Представитель кивает. Микрофон передан успешно.

— После матча я всегда долго отдыхала, потому что отдавала работе все силы. А ещё в Самаре было невероятно жарко! +35. Всего в месяц мне поставили 15 смен, график был лояльным. Успела выспаться, искупаться в Волге, погулять по городу, посетить музеи и даже сходить на фан-фест. И, конечно, я не забывала про Оренбург. Рассказывала про него, но многие не знали, где это…

Послевкусие

Ирина ещё не осознала, что для неё как волонтёра Чемпионат мира по футболу закончился. Даже чемоданы до конца не разобраны.

— Как это, что больше не нужно идти на стадион? Не могу осознать, привыкнуть. А вообще я скучала по дому, — призналась она. – Можно ругать Чемпионат мира очень и относиться к нему по-разному, но это грандиозное событие. Перед игрой России и Уругвая, когда весь стадион был в наших флагах, я думала, что тоже выйду на поле! Непередаваемые эмоции.

RIA56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *