От мечты до реальности. Артем Болдырев

Продолжаем знакомить читателей с земляками, покинувшими родное Оренбуржье и отправившимися на поиски своего «Я» в другие города и страны. Артем Болдырев – архитектор, руководитель  студии «А.С.Бюро». Вот уже 12 лет Артем создает интерьеры мечты. О судьбе, психологии дизайна и бизнесе с оренбуржцем беседовала наш корреспондент.

— Артем, наверное, этот вопрос вам многие задавали, но все же: почему дизайн?

— Все произошло достаточно спонтанно, интуитивно. Я никогда не рисовал, не увлекался скульптурой. Где-то в классе 10-м, еще учась в школе, я начал смотреть телепередачу «Квартирный вопрос». Мне нравился этот процесс преображения помещений, когда из нечто ужасного получалось что-то прекрасное, он захватил меня.

Однажды моя сестра пришла домой и сказала: «Слушай, у меня подруга на архитектора поступила». И я загорелся. Сказал родителям, что хочу получить профессию дизайнера интерьеров, но в итоге попал на архитектуру. Закончив вуз (Оренбургский государственный университет прим.), так ей ни разу и не занимался.

Наверное, судьба так сложилась, что я стал дизайнером. Мне нравится моя работа.

— В Оренбурге профессия дизайнера сейчас довольно востребована, но вы переехали в столицу. Как пришли к такому решению?

-Да,  профессия дизайнера востребована в Оренбурге, но не на таком уровне проектов и их качества, как в Москве. К тому же уровень работы над проектами другой. Опять же, переезд в Москву был довольно спонтанным. Я никогда не планировал этого. Я люблю Оренбург и здесь у меня все получалось, но бывший коллега по цеху перетянул меня и еще пару человек с курса в столицу. Первое время было очень тяжело. Мы спали на матрасах в съемной квартире. Нас было около пяти человек. Постепенно мы развивались, добивались каждый своей цели. Что получилось, то получилось. Я ни о чем не жалею.

— Примерно с 2012-го года вы работаете на себя. Любой бизнес, любое дело заточено на какую-то определенную аудиторию. Кто ваша целевая аудитория?

— Да, где-то в 2012-м – 2013-м годах я ушел в самостоятельное плавание. До этого работал в офисе, который, честно скажу, жутко ненавидел, но получал хорошие деньги. Я рискнул и ушел, нашел свою аудиторию, с которой сегодня работаю. Это бизнес-сегмент: люди занимающие должности топ менеджеров, предприниматели, — люди, которые добились чего-то, у которых есть вкус, и которые понимают что такое дизайн и зачем он нужен. Бывает, конечно, что работаем с людьми среднего достатка, так сказать, с представителями эконом класса. Иногда к нам обращаются и випы, люди, занимающие в обществе очень высокое положение.

— Как вы уже упомянули, в старших классах вы смотрели передачу «Квартирный вопрос», а сегодня сотрудничаете с аналогичным проектом – «Школой ремонта». Расскажите, как вы попали на этот проект?

— Я этого очень хотел. Даже можно сказать мечтал, при этом понимал, зачем мне это нужно. Подготовил портфолио, отправил заявку. Через неделю позвонили создатели передачи, предложили пройти кастинг. Я приехал на съемочную площадку, передо  мной поставили камеру и сказали: «Давайте, рассказывайте!».  Это было очень весело, был реальный стресс, ведь я ничего подобного раньше не делал, но все закончилось хорошо. А потом начались съемки. Где-то месяца на два я выпал из реальности: приходилось одновременно заниматься проектом и своей текущей работой, но «Школа ремонта» была в приоритете. Это незабываемый опыт, как первая любовь, первый поцелуй (Смеется.).

— Вы создаете дизайн проекты в самых разных стилях. Но есть какое-то направление, в котором вам больше всего нравится работать?

— Если бы я делал проект для себя, то это была бы какая-то легкая классика: светлые стены, светлая мебель, какой-то небольшой цветовой акцент, немного лепнины, никаких лишних полок, шкафов, — все на грани минимализма.

Мне нравится, когда в интерьере есть какие-то русские мотивы, орнаменты. Я видел подобное в деревянных домах из бревен. Смотрится очень круто. Такое практически никто не заказывает, но мне было бы интересно поработать в таком направлении.

— Бывало ли такое, что в готовом виде клиенту не нравилось то, что вы сделали. Или в разгар работы над проектом менялись пожелания. Как работаете с возражениями?

— Это обычные ситуации. Дизайн так и делается. Ты набрасываешь первый эскиз, отправляешь его, клиент дает возражения, обратную связь. Да, бывали случаи, когда мы отсылали эскизы и заказчик их сразу согласовывал, но это происходит в 10-ти случаях из 100-та. В основном процесс согласования строится на постоянных обсуждениях и возражениях. По другому клиенту в голову не влезешь. Всегда в процессе создания интерьера в проект вносятся какие-то правки. Самое главное попасть в стилистику, а там уже можно рулить как угодно.

— У любого творческого человека есть муза, которая его вдохновляет, человек, у которого есть чему учиться. На кого равняетесь вы?

— В последнее время я больше выступаю в качестве бизнесмена, нежели дизайнера, а потому и на людей стараюсь равняться из этой сферы. Кумиров себе не вторю, но есть люди, глядя на опыт которых, можно научиться самоорганизации, планированию, ведению бизнеса. Среди таких личностей Вячеслав Бабанов – он проводит психологические коучинги, Филипп Богачев, Борис Польгейм, Тимур Гагин. Из дизайнеров сложного кого-то выделить. Я архитектор, поэтому всегда смотрю картинки, не останавливаясь на личности какого-то конкретного специалиста. Плюс ко всему я много путешествую и стараюсь, как губка, впитывать все те визуальные образы, за которые цепляюсь во время поездок.

— Дизайнер подобно фотографу и художнику работает с картинкой и ее элементами: цветом, светом, композицией и др. Какой элемент наиболее важен?

— Нельзя выделить какой-то один элемент. Все важны. Если с цветом что-то не так, но с геометрией все в порядке, интерьер не сложится. Слагаемые успеха хорошего интерьера это все, что вы перечислили. Нельзя что-то убрать.  Как говорится, из песни слов не выкинешь. Все важно: и свет, и цвет, и презентация проекта, и пожелания клиента. Они бывают иногда сумасшедшими. Приходится очень долго «рубиться» за каждый момент. В этом плане дизайн неразрывно связан с психологией.

— С чего лучше всего начинать дизайн-проект?

— Если ты делаешь его для клиента, то начинать стоит с технического задания. У нас это довольно внушительная книжка, с которой мы, направив лампу в лицо клиенту (Смеется.), допрашиваем его порядка 3-х – 4-х часов о жизни, о хобби, о бытовых привычках и так далее. Здесь нужно быть хорошим психологом потому, что не каждый человек готов открыться, рассказать о себе. Техническое задание предполагает вопросы: что нужно, какая цель, какие цвета и материалы хочет использовать клиент, какой образ он видит. Вообще очень круто работать с образами в интерьере. К ним очень просто все подбирается. Когда ты просто делаешь интерьер, то работа осложняется.

— Как дизайнер-визуализатор вы работаете с компьютерными программами, графическими редакторами. А на бумаге любите рисовать?

— Вы попали прямо в больное место (Улыбается.). Как я уже говорил, в школе я не рисовал никогда и ничего, поэтому у меня было очень мало времени на подготовку к поступлению на архитектурный факультет. В институте был очень трудно с рисунком. Кто-то поступил после художественной школы или училища, я же заканчивал только курсы.

Честно скажу, рисунок я не люблю. Для меня проще сесть и нарисовать все в 3D потому, что я это просто обожаю. Когда есть время, я могу просидеть за компьютером чуть ли не сутки. Это моя отдушина.

— Сейчас стало модным что-то преподавать. Фотографы преподают фотографию, маркетологи учат продавать. А вы не хотели бы преподавать дизайн?

— Интересный вопрос. Я думал о нем. Наверное, в каких-то высших учебных заведениях я бы не смог работать. Мне это не очень интересно и я довольно критично отношусь к современной системе высшего образования. Поработать частным преподавателем я был бы не против. Вопрос, что преподавать. Сейчас я более компетентен в вопросах организации бизнеса, планирования. Давать людям знания в области дизайна…чему-то я смогу научить, чему-то нет.  Все упирается в конкретный предмет обучения.

Записала Евгения Недорезова

Фото из личного архива Артема Болдырева