Комсомол юности моей

Продолжаем нашу беседу о комсомоле в преддверии 100-летнего юбилея организации. Своими воспоминаниями о комсомольской юности поделился президент Оренбургского областного фонда поддержки предпринимательства Вячеслав Склонюк.

— В этом году исполняется 100 лет комсомольской организации. Какую роль в вашей жизни сыграл комсомол?

— Если говорить определенными штампами, то решающую. Комсомол – это организация, которая позволяла молодому человеку себя реализовать в общественной жизни, и, к тому же, расти профессионально. Причем, не одному какому-то конкретному человеку, а группе людей. Целые коллективы росли в рамках этого направления.

Мне комсомол, в первую очередь, дал возможность пообщаться с колоссальным количеством молодых людей, вместе поработать над проблемами, которые стояли перед государством в то время, искать ответы на вызовы времени – а они всегда были. Это была возможность работы с очень умными, инициативными людьми. В ВЛКСМ не было ни одного человека, который был бы инертным. И этот коллективный заряд двигал нас, помогал найти место в жизни.

Вы никогда не задумывались над тем, в какое время был создан комсомол? Ровно через год после революции. Ровно год понадобился государственному аппарату, чтобы создать структуры, которые могли бы работать с обществом. К тому же, это была «ретрансляция» общественных задач с одних общественных институтов на другие.

Сегодня, кстати, наше государство пытается скомпилировать многие вещей, которые были созданы в советское время. К примеру, все юнармейское движение – это «протеже» Комсомола. Конкурс лидеров, система наставничества, – все это уже было и развивалось внутри системы ВЛКСМ.

Комсомол дал нам очень много. Мы сейчас можем анализировать всю ту работу, которую проводили тогда, применять те инструменты и реагировать на сегодняшние вызовы времени и получать результаты, хотя они уже из другой эпохи.

— В отличие от многих комсомольцев, вы довольно продолжительное время работали в организациях ВЛКСМ. Как складывалась ваша комсомольская карьера?

— На уровне школы я занимал должность заместителя секретаря комитета комсомола. На уровне института – члена комитета комсомола вуза. Затем я был первым секретарем райкома комсомола, заведующим отделом пропаганды обкома комсомола, секретарем обкома комсомола.

Был постоянный рост внутри организации. Конечно, я могу судить об этом только со своей стороны. Но, по крайней мере, этот рост заметен. Значит, неплохо работал (Улыбается).

Дело все в том, что в Комсомоле на должности не назначали, а избирали. И если ты чему-то не соответствовал, то вакантное место занимал другой. Это ведь была молодежная конкурентная среда.

— Самое яркое воспоминание из комсомольской юности, какое оно?

— Их очень много. Через нас проходила практически вся молодежная жизнь, начиная от учебы и до семейных отношений — хотя это все-таки частная сфера жизни, поэтому в нее мы вникали настолько, насколько позволяло общество, и заканчивая вопросами профессионального роста, культуры, спорта.

Для меня были очень запоминающимися встречи с ветеранами. Я всегда с удовольствием вспоминаю беседы с ними. Они передали мне свой опыт понимания жизни, который требовался в то время. То есть это были не просто поучения или наставления. Прослеживался некий элемент наставничества. Для меня это было очень полезно.

Запоминающимися воспоминаниями, также, для меня являются все те, что касаются интернациональных отношений. Я работал на границе. У нас был пограничный с тремя казахскими сельский район. Мы встречались с активом этих районов и многое для себя открывали, что не так все просто, и не так уж книжно устроен мир.

— В начале 90-х распался Советский Союз, и комсомол прекратил своё существование. У вас, как у преданного движению лидера, не возникало тогда желания сохранить движение?

— Это было невозможно сделать – сохранить организацию в том виде, в котором она существовала в советское время. Комсомол – это государственно-общественная организация, которая функционировала в определенное время при определенном государственном строе. Распался Союз и комсомол был запрещен.

На его базе позднее был создан Российский союз молодежи. Я со своей стороны стараюсь оказывать этой организации всяческое содействие и помощь в пределах своей компетенции.

Кстати, мы один из немногих регионов России, который сумел свои комсомольские активы передать Российскому союзу молодежи. Здание, расположенное по адресу Володарского 5, было построено на комсомольские деньги. Комсомольский актив не позволил ни национализировать ни приватизировать его  кому-то. Это до сих пор собственность РСМ. Их сейчас в России насчитывается всего порядка 5-ти.

За последние 5 лет государство, общественные молодёжные организации стали чаще обращаться к опыту комсомола.  Возрождены студенческие строительные отряды, юнармия, нормы ГТО, движение наставников и, думаю, что это только начало.

Возвращаясь к вопросу о воссоздании комсомола – это должно быть решение государства, а не отдельных личностей и создавали его решением государства. Это была организация, созданная частично на государственные, частично на общественные средства. Были еще и деньги, которые зарабатывались трудом всех комсомольцев. В этом присутствовал элемент свободной экономики – комсомол мог заработать деньги, которые не попадали в бюджет страны. Они оставались внутри организации и тратились на работу с молодежью.

— Сегодня многие политики и общественные деятели выступают за то, чтобы движения молодежи не были привязаны идеологически к той или иной партии. Вы согласны с этим мнением?

— Ряд представителей не провластных структур сегодня об этом говорят. Но: есть у нас «Единая Россия», есть молодежное крыло «Единой России». На региональном уровне – есть областной парламент, есть его молодежная секция. Есть свое молодежное крыло у КПРФ и ЛДПР.

Сейчас для государства и для общества важно создать структуру в которой молодое поколение страны могло бы себя реализовать.

Администрация президента РФ за последние два года сделало определённые шаги в этом направлении посредством развития социальных лифтов и подготовки новых управленцев.

Создана открытая платформа «Россия – страна возможностей», которая объединяет 14 проектов ориентированных на поддержку и самореализацию молодых людей. В развитие этого указом президента создана автономная некоммерческая организация «Россия – страна возможностей» главная задача которой – расширять линейку проектов. Это говорит о том, что в руководстве страны есть осознание проблемы работы с молодежью. Они ищут, как кстати и сто лет назад, подходы, методы и формы работы с различными категориями молодежи. Пока это не система постоянной работы через организацию, а мероприятивный подход, так как любой проект подразумевает время и место, оценку со стороны.  Поэтому пока на первом месте оценка экспертов, а не самих участников процесса. На мой взгляд, власть должна дозреть, чтобы выйти на более высокий уровень  доверия.   Через создание молодежных управленческих коллективов для расшивки узких, трудных государственных задач. У нас это было.

К примеру: когда я работал в райкоме, мой рабочий день начинался с 9-ти утра, в то время как я приступал к своим обязанностям в 8 часов. У меня на столе уже в 8:30 лежала сводка всех происшествий, случившихся в районе. Этот документ получали всего 4 человека – секретарь компартии, первый секретарь райисполкома, прокурор и первый секретарь комсомола. Естественно, все это было под грифом «секретно». Я говорю о том, что государство доверяло молодежи.

— Преемник ВЛКСМ – Российский союз молодежи не так популярен в молодежных рядах. Как думаете, почему?

— Все зависит от основных задач, которые ставит перед собой организация. РСМ сегодня перешел на так называемый мероприятивный тип работы. А мероприятием можно охватить только очень ограниченный круг участников.

Комсомол ставил перед собой задачу не проводить какие-то определенные мероприятия, а научить людей самоорганизации. И в этом, на мой взгляд, состоит самая большая проблема Российского союза молодежи.

Все сегодня пытаются сравнить РСМ с комсомолом, но у Союза молодежи нет таких возможностей, какие были у нас. Если бы они в свое время создали некий костяк инициативных людей, которые бы организовывали работу, и в котором бы происходила регулярная ротация кадров, то были бы и совсем другие достижения. Поэтому рассчитывать на то, что от союза будет такая же отдача – просто нельзя.

И здесь мы снова возвращаемся к преемственности. Государство сегодня пытается возродить институт наставничества, проводятся различные конкурсы лидеров, молодежные форумы. И это очень хорошо. Значит, есть перспектива.

Записала Евгения Ерёмина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *