Николай Долгушкин: «В Оренбуржье живут и работают талантливые люди, в том числе и в сельском хозяйстве»

Николай Кузьмич Долгушкин – один из видных ученых  в области экономики и управления сельским хозяйством, один из создателей  федеральной программы «Социальное развитие села». Родился в селе Ковыляевка  Оренбургской области, много лет проработал в Оренбургском областном комитете ВЛКСМ. Он построил блестящую карьеру в Правительстве России и министерстве сельского хозяйства, и сегодня занимает должность главного ученого секретаря президиума Российской академии наук. О перспективах аграрной отрасли с Николаем Долгушкиным беседовала корреспондент нашего портала.

— Николай Кузьмич, поздравляю Вас с избранием на должность главного ученого секретаря президиума Российской академии наук. Вы пришли в эту организацию из другой структуры – Россельхозакадемии. Какие задачи ставите перед собой на новом посту?

— Действительно, недавно мои коллеги по академии доверили мне этот весьма важный и ответственный пост. Ранее я занимал подобную должность в Россельхозакадемии.  Чтобы не объяснять долго, что это такое, и выражаясь военным языком по большому счету – это начальник штаба.  Задачи, которые предстоит решать Академии в преддверии своего 300-летия, а оно  будет отмечаться  в 2024 году, очень непростые, тем более, что Академия, как и наука в целом, переживает сейчас не лучшие времена.

Начатая в 2013 году реформа, к сожалению,  не дала ожидаемых результатов, усложнилось руководство научными организациями, сокращается их финансирование, имеется отставание в научных исследованиях по важнейшим направлениям, а это чревато серьезными негативными последствиями не только  для отечественной науки, но и для страны в целом.

Имеющийся задел научно-технических разработок, в том числе и ещё советских ученых, во многом исчерпан и сегодня крайне необходимы новые открытия и достижения, новые научные результаты как в фундаментальных, так и в поисковых исследованиях. Человечество стоит на пороге нового технологического уклада.  Понимая это, развитые страны – США, государства Западной Европы, Япония, Южная Корея, Китай очень много вкладывают средств в науку, чтобы оставаться лидерами в научно-технологической гонке, особенно в прорывных направлениях.

В России недавно принята Стратегия научно-технологического развития до 2030 года, успешная реализация которой призвана не допустить отставания в этой сфере и вывести страну на совершенно новый уровень развития. Важная роль в обеспечении координации работы по выполнению Стратегии отводится Российской академии наук.

— Объединение РАСХН и РАН произошло еще в октябре 2013-го года.  Прошло уже четыре года с момента проведения реформы. Каким образом это событие повлияло на деятельность академии, на ученых и на сельское хозяйство?

— Как и при проведении любой реформы здесь есть свои плюсы  и минусы.  Плюсы заключаются в том, что после объединения трех академий созданы условия для более тесного взаимодействия ученых самых различных отраслей и направлений науки: аграрников, физиков, химиков, медиков, специалистов по космосу и т.д. В результате такой совместной работы появляются новые сорта и гибриды растений с заданными свойствами, микроудобрения и средства защиты растений, в отрасли все шире внедряется система «точного земледелия», беспилотная техника, ведется зондирование и мониторирование сельхозугодий и посевов из комоса. Вместе с учеными-медиками создаются не просто качественные и безопасные, но и функциональные продукты питания и этот перечень можно продолжать.

Негативным в проведении реформы, на мой взгляд, является часто непродуманная реструктуризация научных организаций, объединение непрофильных институтов, да еще и расположенных в разных регионах. Все это может привести к снижению эффективности управления наукой, ухудшению и сокращению научных результатов.

С целью более четкой координации деятельности  и взаимодействия научных организаций в регионах Академия намерена уже в ближайшее время открыть свои представительства в субъектах Российской Федерации. Эта тема недавно обсуждалась на встрече президента РАН Александра Сергеева с руководством Совета Федерации, идею поддержали  ряд руководителей крупнейших регионов.

— Какое место наука сегодня занимает в сельском хозяйстве?

— Если говорить об эффективности отечественной сельскохозяйственной науки, то следут отметить, что именно благодаря сложившейся ранее системе организации фундаментальной и прикладной науки в этой сфере российскими учеными в последнее время созданы сотни  сортов и гибридов сельскохозяйственных культур, пород животных и кроссов птиц, разработаны новые технологии, машины, оборудование, ветпрепараты и средства защиты растений. Внедрение научных разработок позволило в значительной степени повысить эффективность сельскохозяйственного производства, обеспечить его устойчивый рост в последние годы в пределах 4-5%. Заметно увеличились урожайность и валовые сборы зерновых, масличных культур, сахарной свеклы, резко возросло производство свинины, мяса птицы. Россия в последние годы становится крупнейшим экспортером зерна, сахара, подсолнечного масла.

И тем не менее российское сельское  хозяйство ещё в значительной степени отстает от развитых стран по урожайности сельхозкультур, продуктивности животных, почти в десять раз уступает по производительности труда.  В стране недостаточно производится молока, говядины, овощей, фруктов, которые приходится завозить по импорту.

В целом по объему производства сельхозпродукциив в 2016 году отрасль вышла лишь на уровень 1990 года, тогда как  мировое производство продовольствия за этот период увеличилось на 45%.

Узким местом остается обеспечение сельхозтоваропроизводителей собственными семенами, особенно сахарной свеклы, подсолнечника, овощных культур, племенным материалом, средствами защиты растений, отечественными тракторами и зерноуборочной техникой, а также современным оборудованием для предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности.

На решение перечисленных и ряда других проблем направлена принятая в августе 2017 г. Федеральная программа научно-технического развития сельского хозяйства до 2025 г., в реализации которой Академия наук должна сыграть важную роль.

— В этом году в Оренбургской области намолотили более 4-х миллионов тонн зерна. Таких показателей не было 20 лет. И все же отрасль сельского хозяйства сегодня переживает не самые лучшие времена. Что не так?

— В Оренбуржье живут и работают талантливые люди, в том числе и в сельском хозяйстве. И в этом году крестьяне еще раз доказали, что они могут получать высокие  урожаи, даже  на уровне кубанских, и я рад за своих земляков. Напомню, что труженики области и раньше не  раз  собирали от 5- 6 и даже до 8,2 млн т. Хотя в целом по области урожайность зерновых остается еще невысокой – она самая низкая в Приволжском федеральном округе и в два раза меньше, чем в среднем по стране.

Но у подобных «рекордов» всегда есть и обратная сторона медали. Давайте посмотрим, а в чем выиграли хлеборобы в этом году, удалось ли им поправить свое финансовое положение, расчитаться с долгами, закупить новую технику, удобрения? К сожалению нет. И причин здесь несколько.

Во-первых, область не готова к такому производству зерна. Вспомните, какие проблемы были с уборкой урожая – не хватало комбайнов, автомобилей, элеваторы отказывались принимать зерно, и все эти трудности легли на плечи крестьян.

Во-вторых, в области не развито свиноводство и птицеводство – подотрасли животноводства, являющиеся основными потребителями зерна. Судите сами – производство свинины и мяса птицы с 2010 года практически не увеличилось и составляет чуть более 100 тысяч тонн. А в той же Белгородской области, опыт которой руководство Оренбуржья неоднократно изучало, собирают около 4 миллионов тонн собственного зерна, да ещё более 1 миллиона закупают  в соседних регионах и за счет этого производят свыше 1,5 миллионов тонн мяса  птицы и свинины. Даже в соседней Челябинской, далеко не аграрной области, за последние семь лет за счет строительства новых комплексов производство мяса возросло на 100 тысяч тонн и составляет свыше 350 тонн.

В-третьих, Оренбуржье всегда славилось своими высокачественными твердыми и сильными  пшеницами, из которых производят макароны, манную крупу, а мука используется как улучшитель. И эта продукция всегда была востребована в российских регионах и за пределами страны. Так вот, сегодня в области производится всего 250 тысяч тонн муки, а, к примеру, в Алтайском крае, в 5 раз больше – 1,250 миллионов тонн.

Все, о чем я сказал, это не вина тех, кто работает на земле, об этом должно думать и заботиться руководство области. Сегодня имеется немало научных разработок по глубокой переработке зерна, при которой получаемая продукция в несколько раз  более рентабельна, чем зерно. И такие проекты уже реализуются в Белгородской, Ростовской областях и ряде других регионов.

— Одна из проблем сельского хозяйства – нехватка высококвалифицированных кадров. При этом аграрные факультеты в институтах переполнены студентами. Почему, на ваш взгляд, выпускники не хотят работать на селе? Как можно исправить ситуацию?

— Действительно, проблема подготовки и закрепления в сельском хозяйстве высококвалифицированных кадров, обладающих современными  знаниями, навыками и компетенциями, способными эффективно управлять инновационными процессами в отрасли, является сверх актуальной.

Сегодня в отрасли лишь две трети руководителей предприятий имеют высшее и четверть – среднее профессиональное образование, почти каждый десятый без профессиональной подготовки. Около 15% из них – пенсионного возраста и лишь 11% в возрасте до 30 лет.

К сожалению, сельскохозяйственные специальности остаются не престижными, аграрные вузы только наполовину комплектуются за счет выпускников сельских школ, а горожане на село едут неохотно. По статистике только треть выпускников аграрных вузов закрепляются на селе.

Причин здесь несколько, главная из них: низкая доходность сельских жителей, в том числе и в сельском хозяйстве, неудовлетворительные условия труда и отсутствие альтернативной занятости, низкий уровень и качество жизни на селе, о чем я уже говорил.

Если говорить об Оренбургском аграрном университете, то еще несколько лет назад он был в числе лучших в стране. Сейчас, насколько мне известно, существует проблема с приемом студентов, закрыта подготовка по ряду специальностей, в том числе и по экономическим, хотя этих и других специалистов не хватает в сельском хозяйстве области.

— Современный АПК Оренбургской области (да и всей страны в целом) представляет собой  систему холдингов, которым противостоят фермеры, практически не получающие государственной поддержки и не имеющие возможности реализовывать свою продукцию среди большой аудитории.  Насколько такая политика губительна для села или наоборот полезна?

— Что лучше для региона – крупные компании, холдинги или фермерские хозяйства – нужно смотреть в каждом конкретном случае и их не следует противопоставлять друг другу.

В крупных компаниях проще внедрить современные технологии, научные разработки, здесь, как правило, выше производительность труда.

Фермерские же хозяйства позволяют в максимальной степени задействовать  сельских жителей, особенно в небольших селах,  куда крупные компании вряд ли «дойдут» в обозримом будущем.

Правильно отмечается, что сегодня крупные хозяйства получают большую часть государственных средств, выделяемых на поддержку сельского хозяйства. Необходимо совершенствовать законодательную базу, как на федеральном, так и на региональном уровне и контролировать, чтобы деньги доходили до всех сельхозтоваропроизводителей.

— Вы были одним из разработчиков Федеральной целевой программы «Социальное развитие села до 2010 года». Программа получила свое продолжение вплоть до 2020-го года. Какие результаты она принесла? Ее преимущества и недостатки?

— Действительно, еще во время моей работы заместителем Министра сельского хозяйства России мы инициировали разработку первой программы социального развития села. Она показала свою эффективность и впоследствии Правительством России было принято ещё несколько подобных программ. В настоящее время действует федеральная целевая программа «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период до 2020 года», а также утверждена Стратегия по данному направлению до 2030 года.

Значение проводимой работы по социальному преобразованию села огромно, так как это связано с уровнем и качеством жизни селян, созданием условий для их медицинского обслуживания, образования, культурного досуга и спорта, а в конечном итоге формирует качество человеческого потенциала на селе.

В последнее время ежегодно вводится около 900 тысяч квадратных метров жилья на селе. За счет этого каждый год в стране более 5 тысяч молодых семей получают новое жильё. В 2016 году в сельских поселениях было построено 129 фельдшерско-акушерских пунктов, 13 новых школ, а уровень газификации сельских домов достиг 60%.

В то же время уровень жизни сельского населения  по-прежнему остается крайне низким, увеличивается разрыв между городом и селом по уровню доходов. И это является одной из причин оттока жителей из села.

Численность сельского населения с 2010 года сократилась на 1,2 млн. человек, в том числе на 100 тысяч в Оренбургской области. Это очень тревожная статистика, тем более, что самые высокие темпы сокращения селян наблюдались в приграничных районах. Область имеет очень высокий (свыше 70) коэффициент миграционной убыли.

Причин здесь много, и далеко не последними являются уровень и качество жизни жителей. Под этим понимается совокупность показателей: возможность найти работу, уровень оплаты труда, качество образования, медицинского и культурного обслуживания,экологические проблемы.

Агентство РИА «Новости» уже пятый год публикует рейтинг регионов по качеству жизни. Так вот Оренбургская область в 2015 году занимала в нем 35 место, а в 2016 году опустилась сразу на 43 место.

А если говорить о рейтинге инвестиционного климата, то Оренбуржье занимает лишь 52 место в целом по стране и 10 в Приволжском федеральном округе.  А инвестиции –это в первую очередь развитие региона, новые рабочие места, налоги в местные и областной бюджеты, совершенствование социальной инфраструктуры и т.д. А ведь область является  богатейшей по природным ресурсам, здесь живут трудолюбивые, талантливые люди.

— Что бы Вы посоветовали в связи с этим руководству области?

— Давать советы дело неблагодарное, просто должна быть высочайшая ответственность за судьбы людей вверенного региона, за их благополучие, уровень жизни. Я часто  вспоминаю замечательный фильм конца 80-х годов режиссера Тенгиза Абуладзе «Покаяние», где почтенный старец произносит такую фразу, в которой заложен очень глубокий философский смысл:  «Если дорога не ведет к храму, то тогда зачем эта дорога?» А если рукодитель не делает жизнь людей лучше, то зачем нужен….

— Вы родом из Тоцкого района Оренбургской области. Как часто бываете на своей родине?

— Не так часто, как бы мне хотелось, но бываю каждый год. Недавно, в начале ноября этого года, я вместе с братьями Владимиром и Александром – они оба полковники, сейчас на пенсии, побывали в родительском доме, пообщались с земляками.

Селу, где я родился и вырос, исполнилось 220 лет. К счастью, оно сохранилось, не распалось. Во многом благодаря тому, что ещё в советское время сюда провели газ, водопровод, проложили дорогу. Вся пашня в хозяйстве обрабатывается, у людей есть работа. Хотя живут, конечно, не богато.

Я всегда горжусь и дорожу своей малой родиной, здесь жили мои предки, здесь у меня осталось много друзей и товарищей.

 

Записала Евгения Недорезова

Фотоorenpolit.ru