Творчество без границ. Андрей Сифонов

Наверное, каждый человек, отправляясь утром на нелюбимую работу, мечтает изменить свою жизнь и начать заниматься делом, которое будет приносить удовольствие. Кто-то пытается отгонять от себя эти мысли, а кто-то рискует и получает от жизни все, чего хотел. Как, например, Андрей Сифонов. Устав от рутины, оренбуржец решил пойти на риск, и вот инженер дорожно-строительной отрасли стал художником по керамике. А недавно Андрей переехал в Израиль. И это только начало его пути.

— Андрей, вы создаете удивительные вещицы — простые, казалось бы, но довольно самобытные. Откуда такая любовь к керамике?

— Занимаюсь керамикой я не очень давно – около года. Я работал в дорожно-строительной отрасли и в какой-то момент решил резко сменить сферу деятельности. Уволился, стал искать другую работу. Хотелось научиться какому-то ремеслу, которое будет всегда со мной. По счастливой случайности я попал в гончарную мастерскую. Но как говорится, случайности не бывают случайны. Я понял, что это то мое, что я давно искал. Руководитель мастерской научила меня гончарить, и я остался работать, стал проводить различные мастер-классы… Сильная любовь к керамике появилась в гончарной мастерской «Колокол» в Воронеже, заразился ей от мастера Натальи Пророк и мастера из Орска Марины Придвижкиной.

Откуда берется самобытность? Это видимо какая-то накопленная информация, которую я когда-то где-то видел, читал. И теперь она получает свое некое физическое воплощение в моих изделиях. Я редко делаю предварительные эскизы.  Мне хочется попробовать себя в разных стилях. Может это максимализм новичка, не знаю. Но я рад, что этот поиск себя позволяет мне быть разным художником.

— Для росписи своих изделий вы чаще всего выбираете абстрактные узоры. Чем это объясняется?

— Все очень просто. Я не учился рисовать. И то, что я делаю, то, как расписываю свои работы, это целиком и полностью импровизация. Как говорят художники: «Я так вижу». (Смеется). Вот и я, что вижу, что умею, то и рисую. Нет смысла повторять какие-то технически сложные вещи, если самостоятельно я их придумать и исполнить не могу. Я стараюсь не задумываться над тем, получится рисунок или нет. Просто беру и делаю то, что мне нравится.

— Не пробовали повернуть свое творчество в коммерческую стезю? Обращаются ли к вам с заказами на изготовление сувениров и предметов декора из керамики?

— Я работал в гончарной мастерской, и, конечно же, люди обращались к нам с заказами. Но в основном мы зарабатывали тем, что проводили различные уроки и мастер-классы. Керамика – удовольствие дорогое, это предмет роскоши.

— Сколько времени уходит на создание одного небольшого предмета (кувшинчика или подсвечника)?

— Бывает по-разному. Глина это такой материал, который позволяет работать достаточно долго. Главное поместить изделие в пакет, чтобы оно не высохло. Есть еще одна особенность: изделие должно несколько дней просохнуть перед обжигом, потом следует утильный обжиг, и возможен еще обжиг глазурный. Некоторые изделия, к примеру, можно собирать по частям. Можно заниматься изготовлением одного предмета неделю, а можно два дня. Керамика учит терпению.

— На кого из художников по керамике вы равняетесь?

— Не могу сказать, что на кого-то равняюсь, но с удовольствием изучаю историю искусства, работы других мастеров. В определенный момент своей творческой жизни керамикой занимались Пикассо, Беатрис Вуд, Шагал. У них много интересных работ.

— Участвовали ли когда-нибудь в профессиональных конкурсах для художников?

Увы, к счастью или к сожалению, ни в одном конкурсе ни разу не принимал участие. Правда, представлял свои работы на выставке оренбургского художника Геннадия Найданова «Веры тонкая свеча у тебя в руке».  Считаю, что пока не дорос профессионально до уровня конкурсов. Есть много художников, которые занимаются керамикой по 20-30 лет, а мне еще учиться и учиться.

— Помимо занятия керамикой, вы, также, фотографируете. Что или кого любите снимать? — Я пытался зарабатывать фотографированием, но это, скорее, было необходимостью. Мне не всегда нравилось то, что я снимал за деньги, и не всегда мог заработать на том, что мне нравилось фотографировать. Поэтому не получилось превратить это занятие в профессию. Я люблю фотографировать какие-то абстрактные вещи, нежели снимать портреты людей. Например, геометрию в архитектуре.

— Большинство ваших снимков черно-белые. Почему?

— Черно-белое фото, на мой взгляд, лучше передает смысл, который фотограф в него закладывает. Плюс, в цвете мне сложнее сделать хороший снимок.

— Любой художник, будь то живописец или скульптор работает с цветом. У вас есть любимый цвет?

— Про один какой-то конкретный цвет сказать не могу. Мне нравится восточное направление, с яркими цветами, как на азиатских коврах.

— Недавно вы переехали в Израиль. Что подтолкнуло на этот шаг и почему выбрали именно эту страну?

— У меня еврейские корни, здесь живут родственники. К тому же в Оренбурге я тежело переносил зиму. На севере Израиля для меня более благоприятный климат: много зелени, горы, рядом Средиземное море и озеро Кинерет. Плюс я приехал в Израиль за творческим развитием — здесь много мастеров, художников  по керамике, у которых есть чему поучиться.

Записала Евгения Недорезова

Фото из личного архива Андрея Сифонова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *