Оренбургской почте — 265 лет: Каким было почтовое ведомство в ушедшей в века губернии?

Каким было почтовое ведомство в ушедшей в века губернии? Как жилось почтальонам в Оренбургской губернии?

31 января Оренбургской почте исполнилось 265 лет. Столько лет назад Сенат издал Указ об ее открытии. Корреспондент АиФ в Оренбурге совместно с сотрудниками Государственного Оренбургского архива узнали, какой была почта сотни лет назад.

Челобитная фабрикантов

На протяжении первых 16 лет от основания Оренбурга письмо или посылку можно было передать только через курьеров. Безусловно, позволить себе это могли только члены правительства, высокопоставленные чиновники и аристократия.

Между тем, город и губерния развивались, и первыми испытали необходимость учреждения почтовой связи фабриканты. 17 марта 1750 года в Оренбургской губернской канцелярии заслушали доклад Ивана Полуярославцева, Андрея Евреинова и Василия Макарова, которые жаловались на неудобство почтовой связи через нарочных. Спустя два года 22 января (а по новому стилю, 31 января) Сенат издал указ об открытии Оренбургской почты: «В Оренбурге стал быть торг немалый, и мены с азиатскими народами на товары и на скот немалые. В пользу торгующих в Оренбурге российских купцов к пересылке их писем, не только до Москвы и до Санкт-Петербурга, но и до других российских городов, и оттоль до Оренбурга, особливое учреждение рассуждается учинить весьма потребно». Фактически почта открылась в марте.Известно, что в 1786 году здание ведомства горело в пожаре, в связи с чем по обращению из Московского почтамта к оренбургскому военному губернатору его укрепили камнем, а также соорудили пристройку.

Одними из первых почтовые учреждения открылись в Илецкой защите (в 1828 году),  на станциях Шарлыкской, Тугустемировской и Сакмарской. Уже к 1842 году действовали Чернореченская, Татищева. В 1845 году  в Оренбуржье было 114 станций. Тогда почту доставляли на лошадях. На станциях после длительного пути меняли лошадей и почтари обменивались почтой. На всю область держали 591 пару скакунов. Первоначально легкую корреспонденцию посылали через Симбирск, а тюки и посылки — через Казань.

Расходы выше прибыли

При станциях устраивались почтовые дома и дворы, где можно было отдохнуть с дороги. Содержать эти учреждения обходилось недешево: расходы превышали прибыль. Поэтому почтовое управление доплачивало лицам, содержавшим почтовые станции. Этим и объясняется появление вольных почт, об учреждении которых распорядился в конце 1831 года Николай I. По его указу они устраивались по всем почтовым дорогам (кроме столичных) за счет казны и земских повинностей. Желающие содержать станцию должны были снабдить ее достаточным количеством лошадей и повозками, чтобы не задерживать почту при перемене экипажа. Взамен эти люди получали монополию на провоз проезжающих на вольных почтах.

Сотрудники Государственного архива Оренбургской области отмечают, что большой вклад в развитие почтового дела в Оренбургском крае внес военный губернатор Василий Перовский. Он учредил экстра-почту (срочная почта) между Санкт-Петербургом и Оренбургом. Ею отправляли только легкую корреспонденцию (казенные пакеты, партикулярные письма, документы, деньги в ассигнациях, золотые и серебряные монеты, драгоценные вещи).

Для почты, отправляемой раз в неделю, поначалу хотели привлечь вольных возчиков, но желающих среди них не нашлось. Тогда обязанность возложили на кордонную стражу, которой выплачивали полторы копейки серебром за версту.

Именно Василий Перовский обязал собирать с каждого человека (мужеского пола) по 80 копеек на содержание почтовых лошадей на один год.

«Грамотных и здоровых»

Не удивительно, что в России (а тем более практически на ее краю — в Оренбуржье) не прижились вольные почты, а вольные возчики отказывались перевозить корреспонденцию. Вспомните описываемую метель в «Капитанской дочке», да и в нынешние времена погода не стала милостивей, а люди ненамного подготовленней… Что уж говорить о 18 или 19 веках?

«Доставка почты была нелегким занятием. Порой из-за сильных буранов, заносов на дорогах почтовые повозки простаивали сутками в степи, поэтому почта прибывала не по расписанию, порой задерживалась в пути более пяти суток. Но существовала также угроза поставке почты со стороны воров и разбойников», — рассказывает Ольга Сгибнева, начальник отдела справочно-поисковых средств к архивным материалам.

По обращению войскового почтмейстера к оренбургскому и самарскому генерал-губернатору в 1862 году почту начали конвоировать в случае опасности. Кроме того, почтальону при надобности выдавали оружие. Это был либо пистолет, либо дробовик — посерьезней сегодняшних газовых баллончиков у женщин-почтальонов, защищающих бабушкину пенсию.  В кожаной или брезентовой сумке посыльного,  помимо кипы корреспонденции, лежал выданный кошелек для денег, ножницы и химический карандаш, маршрутный листок, в котором обозначалось время выхода из учреждения, пункты обхода, часы и минуты прихода посыльного в эти пункты. В каждом пункте знали заранее, в какое время ожидать посыльного.  В городе с населением до 30-ти тысяч почтальон должен был сделать 20 отправлений в час, а городах с населением выше 30 тысяч — до 30 отправлений. Еще в первой половине 19 века министром духовных дел и народного просвещения в почтальоны и другие низшие почтовые должности разрешили определять крещеных евреев. Первый чин присваивался только через шесть лет службы. Инструкция на почте гласила: принимаем людей грамотных и здоровых.

…Как мы видим, доставка почты всегда была нелегким и опасным делом — что сегодня, что 150 лет назад. Но благодаря упорству высших чиновников и непосредственно почтальонов, она продолжала жить и развиваться, находясь на службе как государства, так и обычного человека.

Выражаем благодарность Государственному архиву Оренбургской области за предоставленные материалы.

Людмила Максимоваhttp://www.oren.aif.ru/society/event/zachem_pochtalonu_drobovik_orenburgskoy_pochte_-_265_let?from=main