Руководитель отряда «ОренСпас» Григорий Петренко: Каждый пропавший ребёнок должен быть найден

В Оренбурге волонтёры поисково-спасательного отряда «ОренСпас» в седьмой раз проведут акцию, посвящённую Международному Дню пропавших детей. Руководитель координационной группы Григорий Петренко рассказал RIA56 о работе отряда  и о том, что планируется на 25 мая.

— Несколько лет в России, как и во всём мире, 25 мая отмечается Международный день пропавших детей. Оренбург семь лет назад, в числе первых регионов, начал проводить в этот день акцию, призванную напомнить людям об этой серьёзной проблеме: каждый ребёнок должен быть найден.

Чтобы предупредить вопросы, которые задают каждый год, не слишком ли шумно мы проводим это мероприятие, не слишком ли позитивно для такого дня? Я сразу отмечу — нет, не слишком. Этот день, безусловно, не назовёшь праздничным, но он и не траурный. Мы, как и многие другие люди, хотим выразить сопричастность к этой проблеме и привлечь к ней внимание оренбуржцев.

На акции мы попытаемся говорить на двух языках: взрослом и детском. Родителям будем объяснять, что делать, чтобы ребёнок не пропал и как действовать, если это случилось.  Детям в процессе игры объясним, где их может подстерегать опасность.  Аниматоры подготовили для ребят тематические игры, направленные на предотвращение чрезвычайных ситуаций. В игре дети лучше запоминают информацию. Возможно, при необходимости, они смогут правильно оценить ситуацию и верно на неё отреагировать.

Также 25 мая для оренбуржцев выступят детские творческие коллективы. Мы приглашаем принять участие в акции, посвящённой Дню пропавших детей, всех желающих. Она пройдёт 25 мая в в парке 50-летия СССР. Начало в 19.00.

— В Оренбургской области, к счастью, дети пропадают не часто. В большинстве случаев это «бегунки». Основная причина побегов детей – недопонимание родителей. Бывают, к сожалению, и случаи, когда причиной пропажи ребёнка становятся криминальные мотивы, но для Оренбурга это редкость, хотя подобные случаи были.

За несколько лет существования «ОренСпаса» зарегистрировано несколько убийств детей, два похищения и один случай, когда ребёнок заблудился и погиб. Взрослые не успели вовремя найти малыша.

Но по статистике, большая часть — это «бегунки», которые либо приходят сами, либо их возвращают домой  правоохранительные органы и волонтёры. Поисковики «ОренСпаса» не только выезжают на местность, но и оперативно находят детей в соцсетях и убеждают их вернуться.

— Мы не психологи, но возможно это является даже плюсом.  Психологи используют свои термины и методы, которые не всегда срабатывают. Подростки  хотят видеть во взрослом человеке,  друга,  но чаще получают строгого учителя или  врача. Это не всегда даёт результат.

Мы разговариваем с ними на равных, не ставим себя выше. Просто объясняем ситуацию, что может случиться и какие последствия ожидают ребёнка, если он не вернётся. У нас в отряде есть ребята, которые сами в детстве сбегали из дома. Вот именно у них лучше всего получается договариваться с такими подростками.

Мы также часто разговариваем с родителями и объясняем, как себя вести, когда ребёнок придёт домой, чтобы не усугубить ситуацию. Иногда родители звонят сами и просят совета или поговорить с их ребёнком.

— Чаще всего подростки уходят из дома по собственному желанию: поссорились с родителями,  получили двойку, маме не нравится лучший друг и тому подобное. Но они не всегда осознают, что на улице их подстерегает огромное количество опасностей, к которым они не готовы. Мы им это объясняем на конкретных примерах из жизни.

Например, девочка ушла из дома и попала в компанию подростков или более взрослых людей. Сначала ей показалось, что все нормально, но потом начались проблемы.  Не секрет, что в таких компаниях часто бывают изнасилования, наркотики, издевательства и унижения. Побег из дома может закончиться трагично. Это мы и пытаемся донести до наших подростков при общении.

— Информация о том, что ребёнка поставят на учёт в ПДН, срабатывает в половине случаев. Те, кто регулярно убегает, относятся к ней спокойно. А в некоторых случаях она становится мотиватором к возвращению. Спокойно объясняешь подростку, чем это грозит, какие проблемы будут и лично у него и у родителей, дальнейший контроль со стороны социальных служб. Это срабатывает, подростки  понимают, что в конечном итоге всё равно придётся вернуться, но проблем будет гораздо больше. Поэтому соглашаются на начальной стадии побега.

Дети бегут как из семей социального риска, где с ними плохо обращаются, так и из благополучных. Переходный возраст и юношеский максимализм дают о себе знать. Часто ребёнку кажется, что проблема не решаема, и он просто может от неё убежать. Для маленьких детей, уход из дома или ситуация, когда ребёнок потерялся,  может закончиться физической и психологической травмой, а иногда и летальным исходом.

— Мы достаточно давно сотрудничаем с полицией и МЧС. Спасатели, как правило, привлекают нас к поискам на местности, когда кто-нибудь заблудился. С полицией мы работаем практически по всем пропавшим и с выездом на местности и с распространением и сбором информации. И полицейские к нам обращаются и мы к ним, если информация о пропавшем у нас появляется раньше, чем у них.

Когда родственники пропавших обращаются к нам, мы проверяем информацию и направляем в полицию, чтобы они писали заявление. Несмотря на то, что все знают, что с момента пропажи не надо ждать трое суток, люди по прежнему уверены, что у них сразу не примут заявление. Это заблуждение. Ещё раз заострю внимание на том, что если прошло какое-то время и есть уверенность, что с близким человеком что-то случилось, вы можете подать заявление, хоть через несколько минут после пропажи.

РИА56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *