В свете вспышек и глянца: Альвина Юсупова

Многие девочки мечтают стать моделями, ходить по подиуму, греться в лучах фотовспышек. На деле пробиться в мир высокой моды бывает очень непросто. Оренбурженка Альвина Юсупова получила от этой профессии все, что хотела: работала с известными дизайнерами, участвовала в крупных показах, снималась для глянцевых журналов. Теперь самое время сделать следующий шаг в карьере и осуществить мечту.

— Альвина, вы работали в модельном бизнесе, участвовали в показах, в том числе и Mercedes Benz Fashion Week Russia. Как удалось взобраться на такую высоту, и давно начали заниматься модельным бизнесом?

— Началось все еще в Оренбурге, в модельном агентстве «Красный квадрат». Нас учили, как правильно позировать, ходить по подиуму. Как-то раз к нам в город приехали представители московских агентств. Сначала меня не брали, сказали, что мне нужно похудеть. Похудела. Приехали снова, провели кастинг. Участвовало 80 человек, но взяли одну меня, и я уехала в Москву. Там все оказалось не так просто, как поначалу думалось. На кастинги приходили по 200 человек как минимум. Нужно было быть очень уверенной в себе, а мне этого не хватало. Но стремление получить работу очень хорошо стимулировало. Сначала я плакала, хотелось домой. Но когда приехала в Оренбург, московские агенты сказали мне: «Можете не возвращаться». А я вернулась и осталась в столице навсегда.

— На подиуме все выглядит красиво и легко, но в закулисье мира моды говорят, что работа модели требует большой физической самоотдачи и не приносит хорошего заработка. Так ли это?

— Если ты хочешь нормально зарабатывать в мире модельного бизнеса, то нужно ходить на все кастинги, не пропуская ни одного, иначе можно упустить работу. Я помню, приходилось посещать 5-6 кастингов в день, с утра и до самого вечера. Было тяжело. Возникало ощущение, будто я по пять километров день проходила.

— Сколько времени занимает подготовка к фотосессии или к показу?

— Если идет неделя моды, то подготовка начинается рано утром в 8 часов. Репетиции, прически, примерки и так до самого вечера. Если показов много, то работали и в ночь.  Обидно было, если назначали только один показ, ведь на это тратится весь день, и столько всего еще можно было бы успеть за это время.

— Вы работали с различными фотографами и дизайнерами. С кем было интереснее всего сотрудничать?

— Валентин Юдашкин. У него красивые показы и очень хорошее отношение к моделям. С нами обращались, как с богинями.

— Как вы уже сказали, в начале вашей карьеры вас просили похудеть. Но сегодня стандарты внешности изменились, на подиум стали выходить как худые девушки, так и полные. Но насколько расширились рамки восприятия моделей на самом деле?

— Бывает по-разному. И тогда было тоже так: кому-то нравились модели с пышными формами, кому-то наоборот очень-очень худые. Нас об этом сразу предупреждали перед кастингом, называя предпочитаемые параметры фигуры.

— Что самое главное в работе модели?

— Уверенность в себе. Без этого качества нет смысла приходить на кастинг.

— Как обычно проходит кастинг? В театральное поступаешь, просят рассказать стихотворение…

— На кастинге иногда по 400 человек бывает. Тут не до стихов и этюдов. (Смеется). Модель просто проходит, ей говорят «спасибо», либо «оставайтесь». Из 400-т выбирают 20, потом из 20-ти 10. Отбор достаточно жесткий. Модель может очень долго находиться на кастинге, а потом ей скажут «спасибо».

— На Западе (может быть в Европе) не работали?

— Увы, но нет. Я знаю, что в Европе совсем другое отношение к моделям и кастинги проходят иначе. Я почему-то хотела работать только в Москве. Была возможность уехать, приглашали, но я отказалась. Правда, сейчас об этом немного жалею.

— Никогда не «кидали на деньги» на кастингах? В СМИ часто публикуют истории про мошенников, которые под видом модельных просмотров устраивают «лохотрон».

— На кастинги нужно ходить от агентств, чтобы не попадать в такие ситуации. Я на всякие «левые» просмотры не ходила. Лучше заплатить проценту агентству, чем совсем остаться ни с чем. Бывало, конечно, что через соц-сети приглашали на кастинги, а когда мы на них приходили, выяснялось, что это совсем не то, чего мы ожидали. Я уходила сразу.

— Что нравится больше: ходить по подиуму или участвовать в съемках?

— И то, и другое хорошо, но ходить по подиуму, наверное, лучше. Один раз прошлась и все. А в фотосессии участвовать тяжелее: все время снимают, красят, перекрашивают, переодевают, приходится стоять долго и не всегда в удобных позах. А потом еще фотографии ждать. Бывает, что через месяц только снимки отдают, но хочется все здесь и сейчас. (Смеется).

— Почему ушли из модельного бизнеса?

— Модельный бизнес это очень интересно, красиво. Но мне хотелось иметь семью, детей. Ведь модельный бизнес не на всю жизнь, это, по большей части, хобби, а потому нужно было менять сферу деятельности. Сейчас я в декрете, но в скором времени планирую вернуться к работе, но уже в другом направлении.

— Вы по образованию геммолог. Довольно специфичная профессия. С чем был связан выбор такого направления?

— Я хотела стать дизайнером ювелирных украшений и планировала в дальнейшем проводить свои показы, набирать моделей и говорить им «спасибо» или «вы остаетесь». (Улыбается). Дизайн одежды это не мое, а вот создавать украшения – это интересно. От своей цели я не отступлю, буду воплощать свои задумки в жизнь.

— Москва стала для вас родным городом?

— Да, причем сразу.

— В каком другом городе или стране хотели бы пожить?

— Может быть в США и только один-два месяца.

— Что вы любите больше всего на свете?

— Свою дочь.

— Что никогда не станете терпеть?

— Вранье.

— Без чего не сможете обойтись?

Без телефона.

— У вас есть мечта?

— Как и у многих: посадить дерево, родить еще одного ребенка и…. стать дизайнером.

Беседовала Евгения Недорезова

Фото из личного архива Альвины Юсуповой